Open login
Зинат Акбарова
12.03.2015 00:48   

Статьи о Зинат Акбаровой.

Народной артистке республики Зинат Акбаровой - 80 лет.

Высший пилотаж.

Источник: http://camonitor.com/14798-narodnoy-artistke-respubliki-zinat-akbarovoy-80-let.html
© www.Camonitor.com

16-01-2015, Автор : Людмила ЕНИСЕЕВА

Они ровесники - Зинат Акбарова и Уйгурский музыкально-драматический театр, служению которому она отдала всю свою жизнь. Театр этот уникален, равно как уникально и мастерство его артистов. Они должны петь, танцевать и доносить со сцены тексты Шекспира, Мусрепова, бессмертные уйгурские мукамы. И этот высший пилотаж подвластен ей - первой профессиональной актрисе уйгурского театра, народной артистке Казахстана Зинат Акбаровой. Она - живая легенда сцены, она - духовный бренд уйгурского народа.

 

КОГДА ОЖИВАЮТ ГЕРОИ …

 

Стояла середина лета, гастроли были в разгаре, и это представление давалось в таком отдаленном селении, где почтальон и тот считался редкой птицей. Но артисты - народ вездесущий, и весть о том, что сюда, в богом заброшенный уголок, прибыл театр, взбудоражила всех. К вечеру маленький сельский клуб был переполнен донельзя, и все собравшиеся с величайшим вниманием следили за каждым движением на сцене, надеясь на то, что развернувшаяся там драма окончится благополучно. Но ожидания их не оправдывались - отказавшись выйти замуж за старого бая, влюбленная в своего ровесника юная красавица Анархан была приговорена к позорной и мучительной казни за нарушение вековых традиций. Подвергнутая страшным пыткам и изощренным издевательствам, она, к величайшему горю сидевших в зале зрителей, умирала вместе со своим любимым. Уже произнесены последние, заветные слова, уже она, обессиленная, падает на подмостки. Еще одно, прощальное, движение слабеющей руки, и под скорбные звуки музыки медленно закрылся занавес. Потрясенный гибелью героини пьесы, зал впал в оцепенение. Боль, растерянность на лицах, переполненные слезами глаза и немой вопрос: "Да за что же такое ей, этой замечательной и чистой девушке, так смело выступившей против пережитков прошлого?" Словом, то, что называется состоянием шока. А потом… Потом занавес вдруг шевельнулся, пошел открываться вновь, и лица зрителей озарились радостным удивлением: Анархан - живая и невредимая - выходила к ним на авансцену вместе со своим избранником. - Да, - вспоминает Зинат Акбарова, исполнительница роли Анархан, - такую реакцию мы действительно наблюдали в Панфиловском районе после одного из наших гастрольных спектаклей. Оказывается, тогда, в 60-е годы прошлого века, наш зритель был таким вот наивным и неискушенным, доверчивым и простодушным. Вы даже не представляете, что было с людьми, когда мы вышли на поклон! Восторги, ахи, охи, овации, потом все бросились к нам. Каждому хотелось потрогать, прикоснуться, удостовериться, что мы и вправду живы. И примерно так же принимали мою Анархан во всех уйгурских селениях. 15 лет я бессменно играла ее, и для меня это предмет гордости, потому что со спектакля "Анархан" началась история первого профессионального уйгурского театра. Дожив с 1934 года до сегодняшнего дня, он никогда не сходил с репертуара. Ну, а если речь заходит об основоположниках театра, то я с благоговением говорю о том, что одним из них был мой папа.

- Легендарный среди уйгур Аскаржан Акбаров?

- Совершенно верно. Он виртуозно играл на дапе, то есть бубне и владел всеми национальными инструментами - саттар, гиджак, дутар, тамбур, раваб, чанч, най, сурнай, награ, сапая и другие. Зная все 12 мукамов, каждый из которых - целое полотно с большим хоровым вступлением, а также множество уйгурских песен, он добился того, чтобы все они звучали в концертах. Выходец из Джаркента, папа был подмастерьем у сапожников. Мать его рано умерла, он остался на улице, и они его подобрали. Среди них было много народных певцов - как местных, так и тех, что приезжали из Синьцзянь-Уйгурской автономии. Папа их постоянно слушал, потом стал записывать, перекладывать на инструменты и даже делал обработку. Все это пригодилось ему при создании театра. И если сейчас у нас есть фольклорный ансамбль "Нава", то тогда это была просто концертная программа уйгурских песен и танцев. Папа привлекал к ней талантливых людей из колхозов, совхозов и возникших еще в 20-е годы кружков художественной самодеятельности, учил их петь и играть. Его школу прошли многие известные впоследствии артисты - Мариям Семятова, Рушангуль Илахунова, Макпир Бакиев, Ахмеджан Шамиев и другие. Чтобы все со сцены звучало как надо, он пропевал им буквально каждую строку. А однажды Евгений Брусиловский попросил папу помочь его ученику Куддусу Кужамьярову. "Очень, - говорил он, - талантливый музыкант, и, несомненно, из него выйдет настоящий композитор. Но этот выросший в городе уличный босоногий мальчишка не знает народной музыки. Если можно, преподайте ему то, что считаете необходимым!". И папа напел ему много хороших уйгурских песен. Некоторые из них состоявшийся вскоре композитор использовал в своей знаменитой симфонии "Ризвангуль". Очень ценил отца и Ахмет Жубанов. Он говорил, что это великий талантище и ходячая народная музыка. Таким образом, помимо чисто актерской деятельности, папа 25 лет был еще и художественным руководителем музыкальной части театра. Кстати, благодаря ему Москва впервые познакомилась с уйгурами.

- Во время Декады казахского искусства 1936 года?

- Нет, позже - в 1939 году. Тогда туда поехала казахстанская делегация из двухсот человек, и он сделал так, что 40 из них были уйгуры. Там, в Большом театре, при полном составе Политбюро во главе со Сталиным должен был состояться концерт. А в ансамбле был замечательный танцор из уйгурского кишлака, и вот он под аккомпанемент папиного бубна исполнял традиционный "Танец с палками". И до того у него виртуозно это получалось, что весь театр, в том числе и члены правительства, буквально гудел от аплодисментов. Но в те времена номера на "бис" не повторяли. А тут все просят, исполнителя со сцены не отпускают. И тогда устроители обратились за разрешением к Сталину. Он выслушал, рассмеялся и махнул рукой - дескать, пусть повторит! Тот, конечно, станцевал еще раз, и на второй день все московские газеты пестрели его фотографиями.

- В ту пору театру было пять лет. Где же он базировался?

- В Алма-Ате, в здании бывшей мечети - сейчас это угол улиц Фурманова и Жибек Жолы. Правда, когда началась война, его перевели в Чилик, потому что здание было отдано под госпиталь. В Чилике театр пробыл до 1960 года, потом его вернули снова в Алма-Ату. СЦЕНА КАК ОБРАЗ ЖИЗНИ

- А когда вы почувствовали в себе актерские задатки?

- Сама я, можно сказать, родилась в театре. Крутилась за кулисами, на репетициях, в гримерках, и когда мне было три года, на детском утреннике вышла на сцену. Еще ходить толком не могла, а вышла, потому что папа прекрасно играл на бубне, и я под этот бубен начала танцевать. Это был мой дебют. А когда мне исполнилось семь, заняла первое место на Всесоюзной художественной олимпиаде детского творчества, которая проходила в Алма-Ате. Я там пела и танцевала. Представляете, первое место в Советском Союзе! Это был 1942 год. Мне вручили золотые часы (в голодное время мы поменяли их на пуд зерна), грамоту дали и сняли для киножурнала. Среди победителей были скрипачка с Украины Ольга Пархоменко, собирательница хлопка Мамлакат Нахангова из Таджикистана и Саша, она же Александра Пахмутова, из Москвы. Она играла на пианино и только-только начала сочинять музыку. А в 1956 году режиссер студии ЦСДФ Арша Оганесова, что снимала нас в 1942-м, собрала всех в Москве и сделала фильм "Необыкновенные встречи". Пахмутова в ту пору только-только познакомилась с Николаем Добронравовым, и они собирались жениться. Мамлакат стала доцентом Таджикского университета, я - артисткой, Ольга Пархоменко - известной скрипачкой. Помню, как по случаю съемок в Чилике нам в экстренном порядке починили крышу и побелили дом. Все бастыки испугались, велели подмести улицы. Меня снимали с песнями и танцами, потом запечатлели маму, папу, братьев и сестер. И теперь, когда Москва иногда включает этот фильм в свои телепередачи, я с удовольствием возвращаюсь в то время.

- Успех на олимпиаде имел какое-то продолжение?

- Да. После нее меня приняли и в музыкально-хореографическое училище, или, как его тогда называли - Музхоркомбинат, где я жила в интернате. Там работали такие замечательные педагоги, как Александр Селезнев и Шара Жиенкулова. В 1955 году я окончила училище и стала первым в Уйгурском театре работником со специальным образованием. Вообще-то меня направили в театр как солистку балета, и первое время я только танцами и занималась. Исполняла уйгурский, узбекский, татарский, украинский, индийский и другие танцы. Но мне нравилось также играть в спектаклях как драматическая актриса. Начала с роли Ляйлихан - сестренки Анархан, а потом мне дали роль самой Анархан, которую я очень любила и знала наизусть буквально каждую реплику. И хотя никаких макияжей мы тогда не знали, да и гримом особо не пользовались, успех был всегда невероятный. Моим партнером был Акрам Мансуров - красивый, проникновенный артист, который очень хорошо пел. С ним, а потом с Абдримом Ахмадиевым и Султаном Исраиловым я играла также в спектаклях "Герип и Санам", "Проделки Майсары", "Нурхан"... А поскольку уйгуры жили в разных местах страны, то большую часть времени театр проводил на колесах. Папа, так тот вообще целый год находился в поездках. Он и семью-то толком не видел. Уезжал - мама была еще в положении, приезжал - по полу ползал уже родившийся ребенок. Единственное, что он успел сделать для себя лично, так это выкрасть маму.

- Интересно, как это?

- Мама у нас аристократка по рождению. Она была из Джаркента, из хорошей богатой семьи. И когда в 1935 году папа был там на гастролях, они познакомились, влюбились друг в друга, и он тайно от родителей увез ее в Алма-Ату. Мама поступила в театр, танцевала, пела и готовилась играть в "Анархан". Но поскольку должна была родиться я, дебюта не состоялось. У нас была дружная семья, хотя жили мы трудно. Представляете, восемь детей на руках у мамы при 80 рублях отцовской зарплаты! Папа на гастролях, а она одна с нами в Чилике, где ни дров, ни еды. Две грядки земли, а воды для полива не дают, все это засыхало. Так она из картофельной шелухи варила нам суп, и так мы выживали. А театр… театр был по большей части в пути - уйгурские и казахские селения нашей республики, колхозы и совхозы Киргизии, Узбекистана, Каракалпакии, новостройки и предприятия, городские площадки. Трудно, конечно, но ведь каждый спектакль был праздником для наших зрителей. Очень трогательно было, например, в небольшом поселке Кольджат на границе с Китаем. Там в здании бывшей мечети размещался клуб, и все знали, что очередное наше представление начнется в восемь вечера, когда каждый двор управится по хозяйству. И, тем не менее, предусмотрительные родители уже с двух часов дня посылали своих детей с маленькими стульчиками занимать места. Конечно, спектакли наши видели все не по одному и не по два раза. Знали заранее, кто добрый, кто злодей, чем кончится действие, помнили каждый эпизод. Но шли смотреть снова и снова. А уж как любили нас, актеров! Мы все работали с такой отдачей, будто выходили на сцену первый и последний раз.

- Но вас ждали и в Алма-Ате?

- Не то слово! Уйгуры толпами шли на спектакли и концертные представления. Однажды, помню, я задержалась - надо было накормить недавно родившуюся дочку. Подбегаю к "Казахконцерту", а все служебные двери закрыты. Иду с центрального входа. Народ толчется, бьется, двери ломает, и я не могу зайти. Звенит третий звонок - что делать? Я буквально ныряю вниз и штопором пытаюсь протиснуться меж ног. "Пропустите меня, пропустите!". Пихают, толкают, а потом вдруг кто-то рассмотрел, что это я, и громко так: "Бог мой, Анархан, оказывается, здесь, среди нас, а мы все куда-то ломимся!". Жаждущий попасть на спектакль народ рассмеялся, а контролерша по такому случаю открыла дверь и пропустила всех вместе со мной.

"А НАГРАДОЙ МНЕ - ТРИ ЗАМЕРЗШИЕ ГВОЗДИКИ"

- Вы были ведущей актрисой театра. Представляю, сколько ролей вы сыграли… - Более ста. Причем несколько любимых всеми постановок десятилетиями держались на сцене. Кроме них, были еще главные, а потом и возрастные роли в спектаклях "Герип и Санам", "Проделки Майсары", "Черная роза", "Нурхан", "Зыковы", "Садыр Палуан", "Бай и батрак" и другие. Последней моей работой была Ханума в прекрасном одноименном спектакле. Роль эту я очень люблю, и с удовольствием ее исполняла.

- Какой сценический жанр вам больше по душе?

- Комедия - там много песен, танцев, юмора. Люблю лирических героинь. В "Аршин-Малалан" Гульчехру сыграла, например. Красивый образ такой. Нравится мне и хулиганистая Яринка из "Свадьбы в Малиновке". Очень хорошо прошел у нас живой и колоритный спектакль "Кыз-Жибек". Сам Мусрепов, автор пьесы, приходил смотреть, даже банкет нам давал в ресторане. Артисты из Театра казахской драмы и оперного театра, где тоже шли постановки по этой легенде, все ходили к нам. Я там играла Камку, мать Тулегена,- маленький кусочек всего в одной картине, но какая трагедия! Она будто предчувствует, что он умрет. Там еще ария такая драматическая, где она прощается с сыном, провожая его к невесте.

- В Казахстане известна уйгурская династия Акбаровых…

- Да, таковая действительно уже существует. Нашим родителям в детстве не довелось учиться, но образование всем нам они дали. Устроили в школы-интернаты, а после десятилетки каждый пошел своей дорогой. Салима окончила ГИТИС и работала главным балетмейстером в нашем театре, Адалят после хореографического училища тоже пришла в к нам солисткой балета. Нурбуви и Тельман после музыкальной школы имени Жубанова и Алма-Атинской консерватории стали концертмейстерами. Халбуви очень хотела стать режиссером, поступила в Ташкентский институт театрального искусства, осталась там и уже много лет преподает режиссуру. Брат Анвар - профессор, завкафедрой камерного ансамбля и квартета, руководитель студенческого оркестра консерватории им. Курмангазы. Он очень одаренный музыкант, и всякий раз после его концертов я по месяцу хожу под впечатлением. Самый младший из всех нас - Альмжан. Он - главный редактор газеты "Дружные ребята". Ушел в журналистику лишь потому, что я, старшая сестра, сказала в свое время: "Хватит с нас музыкантов!". Но природа есть природа, она проявляется в нас, хотим мы того или нет. У Альмжана красивый голос, безупречный слух, он хорошо поет, не так давно выпустил свой компакт-диск и готовит новый. Сама я 60 с лишним лет проработала в нашем Уйгурском театре. Мы, братья и сестры, все очень дружны, нет такого дня, чтобы мы не увиделись или не перезвонились. И уж, конечно, помогаем во всем друг другу.

- Если суммировать все, то как бы вы оценили прожитые вами годы?

- Я считаю себя счастливой. Судьба дала мне все - прекрасных родителей, замечательных братьев и сестер, не обманувших мои ожидания детей и внуков и главную радость души - сцену с ее благодарными и очень трогательными в своих чувствах зрителями.

- И еще - какой самый дорогой для вас момент в вашей актерской жизни?

- В 60-е годы была у нас комедия "Кто в кого влюблен". Там я играла сторожиху. Хожу с деревянным автоматом, завод охраняю и гоняю всех, кто осмелится приблизиться. Роль такая забавная, ну и, конечно, с песнями и танцами. А за стенами клуба, где идет этот наш всамделишный спектакль, мороз лютый. На дворе декабрь, зал не топлен, холодина - зуб на зуб не попадает. Зрители кто в пальто, кто в шубе и валенках. Вот наступает мой любимый эпизод, я делаю в нем все с азартом, с огоньком. И вдруг вижу, как поднимается на сцену старенькая-престаренькая бабушка. "Куда же вы, - говорят ей из зала, - рано еще, не торопитесь!". Но она идет. Ей снова: "Остановитесь, надо подождать!". Она будто бы не слышит. Уже шикают на нее, покрикивают: "Да дайте же героине хотя бы допеть!". А бабулечка взобралась на подиум, идет ко мне, кланяется и преподносит три вконец замерзших цветка гвоздики. Потом обнимает меня и громко так, торжественно, чтобы слышали все, говорит: "Молодесь!" Ну что тут скажешь - и смех, и грех! И это "Молодесь!" из уст бабуленьки я держу при себе всю жизнь. Оно мне дороже всех похвал и всех наград.

Источник: http://camonitor.com/14798-narodnoy-artistke-respubliki-zinat-akbarovoy-80-let.html
© www.Camonitor.com

 

Зинат Акбарова: Театр – это вся моя жизнь.

Сразу два юбилея у народной артистки РК Зинат Акбаровой – 60 лет работы на сцене Республиканского государственного уйгурского театра музыкальной комедии им. К. Кужамьярова и 80 лет со дня рождения.

Зинат из рода Акбаровых
В их семье всегда звучала музыка, ведь отец Зинат – знаменитый Аскаржан Акбаров, один из создателей и первый художественный руководитель уйгурского теат­ра – виртуозно играл на многих нацио­нальных инструментах. И по вечерам, когда за дастарханом собиралась вся большая семья и приходили друзья-артисты, начинались импровизированные музыкально-песенные представления… Не случайно композитор Ахмет Жубанов шутя называл Аскаржана «ходячей музыкой уйгурского народа».
При этом Акбаров не оканчивал ни музыкальных школ, ни консерваторий – он был талантливым самоучкой. Выходец из Джаркента, в молодости был подмастерьем у сапожника. А в театр его привел, можно сказать, счастливый случай – однажды в местечко, где он жил, приехали с гастролями артисты из Алма-Аты, услышав его пение, они пригласили одаренного молодого человека к ним в театр.
– Так с 1935 года и до последних лет своей жизни папа работал в теат­ре, 25 лет был его музыкальным руководителем, – рассказывает Зинат Аскаровна. – У него была феноменальная память – сколько песен, сколько мукамов он знал на­изусть! Его школу прошли многие известные впоследствии артисты.
Вообще, весь клан Акбаровых – это созвездие талантов. Сестра Адалят – заслуженная артистка РК, танцовщица и балетмейстер. Кстати, она первой в истории уйгурского театра встала на пуанты. Другая сестра Салима, окончившая Мос­ковский ГИТИС, тоже стала балетмейстером. Еще одна сестра Нурбуви – прекрасная пианистка, сестра Халбуви – режиссер в ташкентском театре, братья Тельман и Анвар – талантливые скрипачи. Анвар – заслуженный деятель искусств РК, профессор консерватории, а самый младший Альмжан – главный редактор республиканской детской газеты «Дружные ребята», деятель культуры РК. Естественно, что в таком окружении просто нельзя было остаться вне музыки, вне театра, вне искусства…

Ворвалась на сцену
Зинат в полном смысле этого слова ворвалась на сцену. Маленькой актрисе едва исполнилось три года, когда на одном из детских утренников в театре, куда ее привели, она, растолкав ребят, пробралась на сцену и начала так забавно топать ножками, что, увидев это, папа Аскаржан стал подыгрывать дочери на бубне.
Это был дебют будущей звезды уйгурского театра Зинат Акбаровой. А когда девочке исполнилось 7 лет, она приняла участие во Всесоюзной художественной олимпиа­де детского творчества, которая проходила в Алма-Ате в 1942 году.
– Представляете, шла тяжелейшая война, и в это время, голодное, холодное, страна не забывала о детях, – рассказывает Зинат Аскаровна. – Я тогда была маленького рос­точка, худенькая, но пела и танцевала с таким азартом, что заняла на олимпиаде 1-е место. Мне вручили золотые часы (в голодное время мы поменяли их на пуд зерна), грамоту дали и сняли в киножурнале. Среди победителей были также скрипачка с Украины Ольга Пархоменко и Мамлакат Нахангова из Таджикистана. Кстати, в годы вой­ны эта девочка Мамлакат прославилась тем, что собрала рекордный урожай хлопка, за что сам Сталин вручал ей награду. Тогда все газеты печатали этот снимок. Еще на олимпиаде в Алма-Ате была Саша Пахмутова из Москвы. Она играла на пианино и только-только начала сочинять музыку, – рассказывает Зинат Аскаровна.
Поющую и танцующую дочку Аскаржан стал брать с собой на гастроли, и в один из приездов в Алма-Ату Зинат увидел Александр Сергеевич Селезнев, художественный руководитель хореографического училища. «Оставайся, – сказал он ей, – будешь у нас учиться».
Так Зинат стала балериной. Пос­ле окончания училища ее настойчиво звали в танцевальный ансамбль «Гульдер», который тогда только создавался, но Министерство культуры резонно рассудило, что первая уйгурская профессиональная танцовщица должна выступать на сцене уйгурского театра.
– Первое время я только танцами и занималась, – продолжает рассказывать Зинат Аскаровна. – Причем исполняла не только уйгурские, но и узбекские, татарские, украинские и даже индийские танцы. А потом так получилось, что одна очень хорошая актриса ушла из театра, нужна была замена в наш главный спектакль «Анархан». Видимо, я подходила, ведь играть надо было 14-летнюю девочку Ляйлихан – сестренку Анархан.
…Зинат стала и драматической артисткой. Вскоре она вышла на сцену в роли Анархан, а эта роль, очень сложная по своему эмоцио­нальному содержанию, – мечта каждой уйгурской актрисы. И Зинат Акбарова играла ее 15 лет подряд, без замены! С этой роли началась и ее кочевая гастрольная жизнь.
– Гастроли тогда были длительными, и поскольку уйгуры жили в разных местах страны, то уезжали сразу на несколько месяцев. Папа вообще по полгода семьи не видел. Мы сейчас со смехом вспоминаем, как однажды, вернувшись с гастролей, он увидел ползающего по комнате мальчика и спросил: «А кто это?» А это был наш Анварчик, который родился, пока папа был на очередных гастролях, – вспоминает Зинат Аскаровна.
Гастрольные маршруты проходили не только через уйгурские и казахские селения нашей республики, но и колхозы и совхозы Киргизии, Узбекистана, Каракалпакии, через новостройки и предприятия, городские площадки, сельские клубы и дома культуры.
– Автобус у нас был старенький, разбитый весь, «коробочка» назывался, – продолжает Зинат Акбарова, – да и дороги не лучше – сплошь ухабы да колдобины. Натрясешься за целый день, а вечером – спектакль. Трудно, конечно, было, сейчас вот вспоминаю и думаю: это только в молодости можно было выдерживать такие нагрузки.


«Отелло» на уйгурском
Надо сказать, что во время войны уйгурский театр перевели из Алма-Аты в село Чилик, потому что здание, где размещался театр, понадобилось для госпиталя. В Чилике театр просуществовал целых 20 лет, до 1960 года, потом его вернули снова в Алма-Ату.
А сначала театр был открыт в 1934 году в здании бывшей мечети на пересечении улиц Фурманова и Горького. И назывался он Теат­ром национальных меньшинств, потому что включал в себя татарский, узбекский и уйгурский теат­ры. По сути, это была самодеятельность, из которой постепенно с помощью режиссеров-профессионалов возник как самостоятельный уйгурский театр.
– Вы даже не представляете, какая огромная потребность в искусстве была у людей в то тяжелое время! Толпы народа приходили – мы иногда просто боялись, потому что ломали окна, двери, чтобы попасть на представление… Причем публика – это были люди разных национальностей, не только уйгуры, но и казахи, русские – все прекрасно понимали язык. Когда мы приезжали, все село, все до единого, шли на представление.
Однажды был такой случай. Играли мы спектакль «Анархан», где мою героиню убивают. И вот я падаю на пол, лежу… Занавес закрывается, а в зале – тишина, никто не хлопает, даже не кашлянет никто, как будто действительно что-то страшное случилось. Но надо вставать, идти кланяться. Я выхожу – все замерли, смотрят на меня и не поймут: живая я или нет. Когда поняли, стали аплодировать «Она живая!» – кричат, бегут на сцену, старушки меня целуют, за руки хватают, чтобы убедиться, что я действительно живая. Вот такое было восприятие искусства в те времена.
А как-то уже в Алма-Ате мы показывали комический спектакль «Кто в кого влюблен», где я играла сторожиху на заводе. У меня была деревянная винтовка, с которой я бегала, прыгала, пела… Задорная была, молодая. А спектакль шел зимой в декабре, холодно, зрители сидели в пальто, в валенках, многие приехали из пригородов. И помню, в первом ряду сидела пожилая женщина, и когда я вовсю растанцевалась, вдруг эта бабуля встает и идет на сцену. Все кричат: «Подожди, спектакль еще не закончился!» А она махнула рукой, забралась на сцену, подходит ко мне, протягивает три замерзшие от холода гвоздички и говорит: « Рахмет, кызым. Спасибо, дочка». Поцеловала и пошла. Вы знаете, я до сих пор помню и эту старушечку, и эти мерзлые цветы, которые для меня были дороже золота.
Я счастливый человек. Счастливый и по своей актерской судьбе, и по семейной – у меня прекрасные дети, прекрасные братья и сестры, которых я очень люблю.
У меня был чудесный супруг Ильяс Семятов. Он был очень талантливым человеком, кандидатом наук, филологом. Он впервые перевел на уйгурский язык «Отелло» Уильяма Шекспира и «Мещанина во дворянстве» Мольера. Эти спектакли с огромным успехом шли на сцене уйгурского театра. Ильяс написал докторскую диссертацию, но не успел защититься, в 49 лет он умер от сердечного приступа. А двоих детей мне помогла воспитать моя мамочка, если бы не она, я бы, наверное, не смогла совмещать активную работу в театре с заботами о семье.
Зинат Аскаровна до сих пор выходит на сцену, а за свою долгую театральную жизнь эта талантливая актриса сыграла свыше 100 ролей. Последней большой работой была Ханума в одноименном спектакле.

 

– Люблю лирических героинь, – признается она. – В «Аршин-Малалан», например, я сыграла Гульчехру. Нравится мне и Яринка из «Свадьбы в Малиновке». Очень хорошо прошел у нас спектакль «Кыз-Жибек». Сам Мусрепов, автор пьесы, приходил смотреть. Я там играла мать Тулегена Камку. В нашем театре ставилась и русская классика. Например, в пьесе Горького «Зыковы» я играла Павлу. То есть эта интернациональная составляющая всегда присутствовала. И вот что интересно: тяжело тогда люди жили, бедно, голодно, но при этом никогда не делились по национальностям. Об этом даже не думали – казах ты, уйгур или русский. Это была большая дружная семья. Тогда и театры тесно общались между собой.
...Кроме актерской, у Зинат Аскаровны была и большая общественная работа – 10 лет она избиралась членом горкома партии, была парторгом театра, депутатом горсовета, депутатом областного совета, членом Ассамблеи народа Казахстана, членом Совета старейшин города… И всегда ратовала за дружбу народов, потому что это – основа основ. Это та база, которая делает сильным наш Казахстан. Мы понимаем, говорит она, что только в условиях межнационального согласия можно уверенно двигаться вперед, создавая конкурентоспособное государство.

 

Автор: Елена БРУСИЛОВСКАЯ, 6 февраля 2015 года

http://www.kazpravda.kz/fresh/view/zinat-akbarova-teatr--eto-vsya-moya-zhizn

Алия Адамбаева
Грезы Анархан.

Если в теплице расцветают сотни тюльпанов, то это селекционное достижение, а когда на склонах каменистых гор пробивается дикий беззащитный цветок, то это уже желание жить, упорство и стремление. О таком “диком”, редком цветке мы и хотим вам сегодня рассказать. Это Зиннат Акбарова - народная артистка Республики Казахстан. Недавно у нее был юбилей - семьдесят лет

О Зиннат Акбаровой я слышала давно и много, но познакомиться мне довелось только сейчас. Она - живая легенда, гордость и успех уйгурского театра. Ею созданы многочисленные образы в спектаклях “Анархан”, “Герип-Санам”, “Аршин Малалан”, “Проделки Майсары”, “Свадьба в малиновке”, “Черная роза”, “Кыз Жибек” и многие десятки других ролей.

егодня веселая, обаятельная и гостеприимная Зиннат, дочь Аскаржана Акбарова - одного из основоположников Уйгурского театра - выглядит молодой и очаровательной. И это после всего того, что свалилось на ее хрупкие плечи!
- Мой отец был очень талантливым, широко известным в Казахстане музыкантом. Дружеские узы связывали его с такими личностями, как Ахмет Жубанов, Евгений Брусиловский. Ахмет Жубанов даже говорил, что мой отец - это хорошая ходячая народная музыка. Папа действительно знал все уйгурские песни, в те времена ведь не существовало еще никаких записей, а носителями народного творчества были лишь люди. У него все было на слуху, он нигде не учился, но талантлив был бесспорно. Это потом он уже сам освоил нотную грамоту и играл на всех уйгурских инструментах.

Справка “НП”

Фамилия Акбаровых неотделима от истории Уйгурского театра - первого профессионального театра уйгуров. Аскаржан Акбаров (1910-1981), заслуженный артист Казахской ССР, еще в 30-х годах был организатором первого уйгурского ансамбля народных инструментов, его жена Халимам - певицей этого ансамбля, а их сыновья и дочери (восемь человек) стали музыкантами, актерами, артистами балета. Салима - хореограф, руководитель детского танцевального ансамбля. Тельман - скрипач, концертмейстер. Анвар Акбаров - тоже скрипач, заслуженный деятель искусств Казахстана, художественный руководитель и дирижер камерного оркестра Алматинской консерватории, заведующий кафедрой, профессор. Адалят - заслуженная артистка РК, танцовщица и балетмейстер. Халбуви - режиссер в Ташкентском театре. Нурбуви - пианистка. Альмжан, кстати, тоже заслуженный деятель культуры - хоть и непрофессиональный музыкант, но участник некогда знаменитого ансамбля “Улан”, недавно выпустил диск...

Зиннат родилась в атмосфере музыки и искусства. Другой жизни она и не знала. В три года она впервые вышла на сцену вместе с папой на детском утреннике. А уже в семь лет завоевала на общесоюзном смотре художественной самодеятельности детей первое место...

- Это было во время войны, в 1942 году, мы жили тогда в Чилике.
Представляете, первое место в Советском Союзе! Среди победителей были Ольга Пархоменко (потом известная украинская скрипачка), собирательница хлопка таджичка Мамлакат Нахангова, тогда еще начинающий композитор Александра Пахмутова из Москвы. Данное мероприятие засняла Московская документальная студия. Эту запись сорок второго года показывали много раз на протяжении долгих лет. Я там пою, танцую, такая заводная! Это было хорошим стартом. Потому что потом всегда и везде только первые места занимала. Большие подарки получала. Тогда на детском выступлении мне подарили золотые часы, которые в голод мы на пуд зерна обменяли. У нас была большая семья, один папа работал, мама же, очень красивая и способная актриса, вынуждена была бросить театр. Нас восемь детей было, впроголодь жили. Папа все время гастролировал, по девять месяцев мы его не видели. А знаете, как они добирались до назначенного места? На грузовиках, пешком, на быках, шли в рваных ботинках, хорошую же обувь хранили, чтобы на сцену можно было выйти. Финансовое положение в других театрах все равно лучше было, потому что они находились в городах, в центре, мы же жили в Чилике, вы сами знаете, какая там жизнь, всем не до театра было. Но все равно наши отцы не останавливались, ездили... Все было настолько плохо, что когда мне было лет пять, я была на грани смерти от голода и умирала, стонала “нан, нан, нан” (хлеб). Мой папа обежал весь Чилик, умоляя людей со слезами на глазах, чтобы дали хоть краюшку. Мама же наша в то время была беременной и чтобы не умереть выходила в поля и добывала в зиму колоски из-под земли. Вот так вот мы выжили в голодные страшные годы.
Вся страна голодала! Сейчас, оглядываясь назад, я могу с твердой уверенностью сказать, что моя молодость все равно была счастливой, несмотря ни на что, потому что все, чего пыталась добиться, я достигла.

 


- Вы говорили, что ваш отец - один из основоположников Уйгурского театра...


- В 1944 году режиссером Уйгурского театра был Маржанов, он сказал, что не может больше видеть бедствия актеров, когда зарплату выдают не чаще, чем раз в полгода, когда дети плачут от голода, а сами актеры ходят обессиленными, больными. Он последний костюм свой обменял на кукурузу, раздал всем актерам по чашке, потому что ничем другим помочь не мог, закрыл театр и уехал. Он сильно переживал. И тогда папа и несколько актеров сказали, что они умрут, но театр не закроют. Вот так вот благодаря моему отцу и нескольким актерам история Уйгурского театра продолжается до сих пор.
Вы знаете историю театра? Изначально он создан был в Алматы. В 1936 году его разместили в зале бывшей мечети, она стояла некогда на пересечении улиц Фурманова и Жибек жолы. Это был зал в 50 квадратных метров. Здесь репетировали, давали спектакли, здесь жили. Но с началом войны помещение понадобилось госпиталю, и театр передислоцировали в Чилик. Затем он вернулся в Алматы. Я, конечно же, приехала вместе с ним.
- Вы - самобытная первая профессиональная уйгурская актриса и это ваша заслуга, что династия Акбаровых известна всем на сегодняшний день.
- Талант мне передался по генам от отца и матери. Все из нас восьмерых унаследовали любовь к искусству. Знаете с чего все началось? Однажды я приехала сюда на очередной смотр самодеятельности, меня увидел дядя Саша, так мы называли Александра Селезнева. Он сказал, что берет меня в свое хореографическое училище, обещал обеспечить интернатом. Вот так благодаря ему я стала первой профессиональной актрисой среди уйгурского народа. После окончания меня как единственную уйгурку отправили обратно в Чилик, в свой родной театр. Я была солисткой, работала танцовщицей, но заветная мечта стать актрисой не давала мне покоя. Наш театр, ведь, какой был - самобытный, очень интересный, в нем актриса должна была и петь уметь, и танцевать, и читать. Я все время за кулисами стояла и тихонечко смотрела, кто как играет. Особенно мне нравился спектакль “Анархан” - это классика, история об уйгурской девушке, которую выдают за старика, разлучают с любимым человеком... Наконец, меня решили попробовать в драматических ролях. И незаметно для себя вскоре я заняла все ведущие партии. Анархан - моя любимая героиня, ее я 15 лет играла бессменно. Мне кажется, меня зритель по-особенному любил, потому что каждый мой приезд был большим праздником в селах.

 

Когда мы много ездили по всем аулам на машине, по страшным дорогам, жили у людей, ели как попало, не было ничего прекраснее, чем видеть восхищенные глаза зрителей. Люди одевали все самое красивое, торопились не опоздать. Клубы были совсем маленькими, и в два часа дня дети шли занимать место для своих родителей на восьмичасовой спектакль. Нас это так подстегивало, иначе невозможно было бы целый день трястись в машине, а вечером выдавать высокое искусство. В 60-е годы была у нас комедия “Кто в кого влюблен”. Там я играла сторожиху. Хожу с деревянным автоматом, значит, завод охраняю. Роль характерная, забавная, конечно, с песнями и танцами. Играю я себе ее, играю, а за стенами сельского клуба мороз лютый. На дворе декабрь, зал нетоплен - холодина. Зрители кто в пальто, кто в шубе. Вот подступает мой любимый эпизод, я делаю в нем все с азартом, с огоньком и вдруг вижу, как поднимается на сцену старенькая-престаренькая бабушка. “Куда же вы, - говорят ей из зала, - рано еще, не торопитесь!”. Но она идет. Ей снова: “Остановитесь, надо подождать!”. Она будто бы не слышит. Уже шикают на нее, покрикивают: “Да дайте же героине хотя бы допеть!”. А бабулечка взобралась на подиум, идет ко мне, кланяется и преподносит три вконец замерзших гвоздики. Потом обнимает меня и громко так, торжественно, чтобы слышали все, говорит: “Молодесь!”.
Ну что тут скажешь - и смех, и грех! И это “Молодесь!” из уст бабуленьки я держу при себе всю жизнь. Оно мне дороже всех похвал и всех наград.

17 марта 2006 №11 (407) газета «НП» http://www.np.kz/old/2006/11/rcultura1.html

 

Дата рождения - 15 января 1935  года.
Место рождения  -  Г.Панфилов Алматинская область)
Специальность - Артистка балета
Список сыгранных ролей.
За многолетнюю творческую деятельность сыграно более 100 ролей, среди которых большинство центральных и ведущих ролей. «Анархан» в сп.»Анархан» А.Садарова и Дж.Асимова, Санам в сп. «Герип-Сагам» И.Саттарова и В.Дьякова, Майсара «Проделки Майсары», Ханума в сп.А.Цагарели и многие , многие другие.

Краткое резюме.

В Уйгурском театре работает с 1955 года по настоящее время, сначала в должности артистки балета, затем в должности солистки-вокалистки. Актриса высокого актерского мастерства и творческого профессионализма,  долгое время выступала в концертных программах в составе ансамбля «Нава» в качестве ведущей солистки.
Обладательница многочисленных правительственных наград, наставница творческой молодежи. Творчески активна. Активно принимает участие в общественной жизни. Избиралась Депутатом Алматинского городского и областного Совета народных депутатов, членом Ассамблеи Народов Казахстана, членом совета старейшин г.Алматы

Имеющиеся звания, награды

Заслуженная артистка КазССР, 1966
Народная артистка  Республики Казахстан, 1992
Почетные Грамоты Верховного совета КазССР, 1966, 1984.

http://uigurteatr.kz/ru/2012-06-16-12-29-11/2/76

Из видеоархивов – юная Зинат Акбарова

Дорогие друзья, предлагаем вашему вниманию уникальные кадры, снятые в 1942 году, где еще маленькая Зинат Акбарова поет и танцует во всесоюзном конкурсе. Вот, что говорит об этом сама Народная артистка Республики Казахстан Зинат Акбарова http://parvaz.kz/index.php/zinat-akbarova

«…Когда мне исполнилось семь лет, я заняла первое место на Всесоюзной художественной олимпиаде детского творчества, которая проходила в Алма-Ате. Это было во время войны, в 1942 году, мы жили тогда в Чилике. Представляете, первое место в Советском Союзе! Среди победителей были Ольга Пархоменко (потом известная украинская скрипачка), собирательница хлопка таджичка Мамлакат Нахангова, тогда еще начинающий композитор Александра Пахмутова из Москвы. Мне вручили золотые часы (в голодное время мы поменяли их на пуд зерна), грамоту дали и сняли для киножурнала. Эту запись сорок второго года показывали много раз на протяжении долгих лет. Я там пою, танцую, такая заводная!»

Отдельное спасибо за предоставление материалов тележурналисту Аиде Пахирдин и директору Государственного Уйгурского театра музыкальной комедии им.К.Кужамьярова Тохтахунову Руслану Абдушукуровичу http://parvaz.kz/index.php/ruslan-tokhtahunov-rt . Приятного просмотра.

Dim lights Embed Embed this video on your site

 
Интересный материал? Поделись с другими:

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить